Контрибуция, конфискация, грабеж … цивилизованные методы войны
 
 
Операция «Антропоид»
 
 
Открытие пеницеллина
 
 

Серийный убийца Филипп Тюрин

Поиски бесследно пропавших людей всегда чрезвычайно сложны. Особенно в больших городах с многомиллионным населением. Они редко заканчиваются успехом – раскрытие подобных «глухарей» считается редкой удачей. Такие случаи можно пересчитать по пальцам – и работа ленинградских сыщиков в 1946 году, сумевших найти и обезвредить серийного убийцу, заслуживает самой высокой оценки.

Толкучка

Серийный убийца Филипп Тюрин

Серийный убийца Филипп Тюрин

Начало расследованию положило датированное 19 ноября 1946 года заявление в милицию от начальника цеха одного из заводов города о невыходе на работу молодого парня Бараева. Это было настоящим ЧП – ведь даже за простое опоздание он мог по законам того времени получить приличный срок, а тут вообще не вышел на работу!

Скоро было установлено, что Бараев накануне вернулся из отпуска, зашел на завод уточнить день выхода на работу и… пропал.

Проверили больницы. Нет, в медицинские учреждения Бараев не обращался, все его вещи в общежитии были на месте, но он там не ночевал, а перед уходом из цеха обмолвился, что зайдет к земляку, который живет у завода «Большевик». С тех пор Бараева никто не видел, и все мероприятия милиции, направленные на его розыск, были тщетными.

Следующей жертвой стала пенсионерка Рожина. Время было голодное, продукты выдавались по карточкам или же продавались в коммерческих магазинах по высоким ценам. Отовариваться там большинству ленинградцев было не по карману, карточный паек был скуден, и единственным подспорьем для горожан были толкучки – прежде всего на Смоленском и Предтеченском рынках. Там меняли вещи на продукты. 27 ноября Рожина отправилась на Смоленский рынок обменять свои сохранившиеся еще с довоенных времен вещи на картошку и домой больше не вернулась.

Затем исчез недавно демобилизовавшийся фронтовик Сидоров, 29 ноября уехавший на Предтеченский рынок менять трофейный патефон на еду. За ним последовало исчезновение Смирнова, Павлова и Тихомирова, так же толкавшихся на рынке с патефонами. Последний раз их видели в компании какого-то неизвестного.

Больше их никто не видел, а в милицию поступали очередные заявления о бесследно пропавших людях. Постепенно в разных отделениях милиции скопилось около трех десятков подобных заявлений. Обстоятельства были практически одинаковыми – люди уехали менять вещи и сгинули. На это обратило внимание руководство, и все розыскные дела объединили в одно. Примечательно: ни одного трупа из этого печального списка найдено не было.

К тому времени по городу уже поползли дурные слухи об исчезновении людей на толкучках, и народу там заметно поубавилось. Слухи необходимо было срочно пресечь, но для этого требовалось выяснить причину исчезновения людей.

Дотошными расспросами посетителей толкучки установили, что все пропавшие люди перед своим исчезновением разговаривали с никому не известным мужчиной, одетым в черное пальто и сапоги или же в полушубок с валенками. На вид ему было около 40 лет, и всем он предлагал менять вещи на картофель. С теми, кто соглашался на такую сделку, он уходил с рынка. Именно ушедшие с ним люди и считались потом пропавшими.

Тотальная проверка всех близлежащих чердаков и подвалов, а также пустующих после бомбежки зданий ничего не дала. Так же безрезультатным оказались поиски на рынках, вокзалах и даже трамвайных остановках.

Загадочный незнакомец, совсем недавно бойко предлагавший картошку, исчез. Однако поиски продолжались.

Заброшенный дзот

Весь декабрь 1946 года лучшие сыщики Ленинграда буквально обшаривали город, но выйти на след загадочного торговца картошкой никак не удавалось. В напряженной работе прошел и январь следующего года. Дело взял на контроль обком партии, сыщиков постоянно понукали. Наконец, уже в самом конце января, когда напряжение достигло максимума, милиция достигла первых результатов.

В старом, оставшемся еще с войны дзоте у завода «Большевик» рабочими, собиравшими металлолом, были найдены обнаженные трупы Сидорова и Тихомирова. Появились и первые зацепки – тела убитых были обнаружены недалеко от столовой завода. Столовая пустовала, но, по рассказам заводчан, в ней в прошлом году проживал некий Филипп Тюрин, возница подсобного хозяйства. Он весьма подходил по приметам к разыскиваемому незнакомцу и тоже приторговывал картошкой.

Неужели удача?

Но где же сам Тюрин? Оказывается, он еще в начале декабря уволился со службы и уехал домой в Рязанскую область. Очевидцы утверждали, что Филипп повез на родину солидный багаж и еще часть вещей отправил по железной дорогое малой скоростью.

Этого было вполне достаточно для проведения обыска в бывшем жилище Тюрина. В комнатах, подвале, сарае и даже в уборной были найдены многочисленные пятна и даже целые лужи замерзшей крови. Сомнений больше не было, убийца – Филипп Тюрин. Найденную кровь отправили на экспертизу, а за Тюриным в деревню Сумерки была послана усиленная группа захвата из 6-го отдела уголовного розыска.

Пока предполагаемого убийцу этапировали, сыщиков на месте ждало глубокое разочарование – обнаруженная кровь оказалась не человеческой, а животной!

В Ленинграде Филипп Тюрин на допросах показал, что закупал в области скот и торговал мясом на рынке. Изъятые у него вещи – 11 мест багажа – были якобы им куплены на вырученные деньги. Но здесь концы с концами у Тюрина не сходились – изъятые вещи опознали родственники пропавших людей!

Пока шли допросы, оперативники тщательно обследовали всю прилегающую к жилищу Тюрина территорию. В дзотах больше ничего не нашли, копать землю было бесполезно – она стала твердой от мороза как камень, но одному из милиционеров пришла в голову идея проверить два находившихся невдалеке пруда – может, убийца спрятал трупы там?

Предположение оказалось верным. Вскоре в одном из водоемов нашли тела Бараева и Смирнова с привязанными кусками железа. В другом пруду покоились останки пенсионерки Рожиной и какого-то мужчины. У всех, также как и у трупов из дзота, были разрублены топором головы.

Перед милицией встала проблема: вещи принадлежали исчезнувшим людям, их трупы нашли близко от жилья подозреваемого, но кровь оказалась животной, и Тюрин категорически отрицал свою причастность к убийствам.

Все это могло оказаться простым совпадением, но, поскольку данное дело было не только уголовным, но и политическим (распространение слухов каралось тогда жестоко), им занялся НКВД. Специалисты по развязыванию языков там были большие, и Тюрин вскоре заговорил.

Подпол-западня

Филипп Тюрин занялся своим преступным промыслом еще с апреля 1945 года. Цель – нажива, и действовал он в духе старинных разбойников, грабивших на стороне и возвращавшихся домой с богатством. Для прикрытия он действительно немного приторговывал в голодном городе мясом, а еще привез туда пару мешков картошки. Но она была нужна ему для других целей – как приманка. Схема действий Тюрина была простой и безотказной.

Договорившись об обмене вещей на картошку, он заявлял, что та находится у него дома и клиент сам должен ее забрать. Тюрин якобы боялся таскаться на рынок с мешками картошки из-за угрозы быть задержанным за спекуляцию.

Такая уловка срабатывала, гость ехал к нему домой и по просьбе хозяина сам спускался в подпол, чтобы отобрать себе клубни получше. Набрав оговоренное количество картошки, покупатель поднимался из подпола, и, когда его голова показывалась из люка, Тюрин с размаха всаживал в нее топор.

Он не брезговал ничем – помимо принесенных для обмена вещей снимал с жертвы всю одежду, которая в условиях всеобщего дефицита так же имела свою ценность. Всего, по словам Тюрина, им было убито 29 человек, и он с точностью указал на места их захоронений. К уже найденным 6 останкам в дзоте и прудах прибавилось 15 могил в земле, причем по одной из них уже была проложена ветка узкоколейки. Еще 8 трупов убийца утопил в Уткиной заводи. Их так и не нашли. Водолазы тщетно обшаривали дно, но сильное в этом месте течение Невы унесло тела далеко в сторону.

Народный суд

Поскольку было найдено лишь 21 тело, то Тюрину инкриминировали именно это количество убийств, что, впрочем, было более чем достаточно для передачи дела в суд. Чтобы не будоражить город, заседание суда 4 мая 1947 года было закрытым. Народный суд постановил: «расстрелять с конфискацией лично ему принадлежащего имущества».

P.S. Филипп Тюрин выделяется из череды серийных убийц, которых на преступления обыкновенно толкают психические или сексуальные отклонения. А Тюрин был феноменально жадным, его маниакальная страсть к наживе не знала границ. Если б злодеяния сошли ему с рук, он бы вернулся в Ленинград и опять занялся тем же…

Добавить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.