Контрибуция, конфискация, грабеж … цивилизованные методы войны
 
 
Операция «Антропоид»
 
 
Открытие пеницеллина
 
 

Гарин-Михайловский: жизнь — в движении

«Весь на ходу, на лету был этот хорошо сложенный человек, среднего роста, с густыми белыми волосами… Простой в обращении, умеющий говорить с каждым – от крестьянина до светской дамы включительно. Интересный рассказчик, изящный в своей инженерной тужурке, он производил на большинство встречавшихся с ним обаятельное впечатление». Так писал о Николае Гарине-Михайловском театральный и литературный обозреватель Александр Смирнов (Треплев). 20 февраля исполнилось 160 лет со дня рождения Николая Георгиевича Гарина-Михайловского.

Николай Георгиевич Гарин-Михайловский

Николай Георгиевич Гарин-Михайловский (1852-1906 годы)

Николай родился в Санкт-Петербурге в дворянской семье среднего достатка. Отцом его был Георгий Михайловский, уланский офицер из Херсонской губернии, который, впрочем, в своем имении почти не жил, а поселился в столице. Там он женился на Глафире Цветинович, дворянке сербского происхождения. От этого брака родился сын, которого назвали Николаем.

В 1871 году после окончания гимназии молодой человек поступил в институт путей сообщения, где он впервые попытался заняться сочинительством. Однако его повесть из студенческой жизни редакция одного из столичных журналов отклонила без каких-либо объяснений. Эта неудача на много лет отбила у юного автора охоту к литературному творчеству.

Последний год учебы Михайловского совпал с Русско-турецкой войной. Диплом инженера-путейца он получил летом 1878 года, когда сражения здесь уже заканчивались. Молодой специалист был направлен в уже освобожденную от турок Болгарию на должность старшего техника, где он участвовал в восстановлении морского порта и строительстве новых шоссе. Впоследствии полученные на Балканах опыт и профессиональное признание позволили молодому инженеру устроиться в железнодорожное ведомство, где он в течение нескольких лет участвовал в прокладке стальных магистралей в Бессарабии, Одесской губернии и Закавказье.

Михайловский дослужился до должности начальника дистанции бакинского участка железной дороги, однако в конце 1883 года неожиданно для коллег он подал прошение об отставке. Как объяснял сам инженер, он сделал это «за полной неспособностью сидеть между двумя стульями: с одной стороны, блюсти интересы государственные, с другой – личные, хозяйственные».

Впрочем, сейчас понятно, что истинной причиной ухода Михайловского из инженерной деятельности стало его увлечение идеями народников, активно действовавших в России в то время. Тогда к этому течению примкнули многие русские интеллигенты, которые ставили перед собой задачу «воспитания простого народа».

Именно с идей народничества и начался самарский период жизни 30-летнего инженера. Михайловский решил воспитывать крестьян не словами, а конкретными делами, для чего в 1883 году он за 75 тысяч рублей купил имение в Самарской губернии (впоследствии село Гундоровка). Здесь Николай Георгиевич поселился вместе с женой и двумя детьми. Супруги Михайловские надеялись научить местных крестьян обрабатывать и удобрять землю по европейским методикам и поднять общий уровень их культуры. Проникшись народническими идеями, Михайловский хотел ввести выборность в общинном управлении и привлечь к делу разбогатевших сельчан, которых классики марксизма-ленинизма впоследствии назвали кулаками.

Но все нововведения «доброго помещика» в итоге закончились полным провалом. Мужики с недоверием и ропотом встречали все его начинания, категорически отказываясь пахать и сеять «по-немецки». Что же касается местных кулаков, то они, едва лишь услышав о передаче капиталов «в пользу общества», вступили в открытый конфликт с новым землевладельцем, устроив ему серию ночных поджогов. Только за одно лето Михайловский лишился мельницы и молотилки, а в сентябре, когда запылали сразу все его зернохранилища, – также и собранного с таким трудом урожая.

Почти разорившись, «добрый барин» решил покинуть отвергнувшую его деревню и вернуться к инженерной работе. Наняв в имение умелого управляющего, Михайловский в мае 1886 года поступил на службу на Самаро-Златоустовскую железную дорогу. Здесь ему сразу же доверили строительство участка в Уфимской губернии, с которого впоследствии началась великая Транссибирская магистраль.

Литератор и журналист

В свободное от прокладки рельсовых путей время Михайловский писал документальную повесть «Несколько лет в деревне», где изложил историю своего неудачного социально-экономического эксперимента в Гундоровке. Будучи в Москве, он показал эту рукопись Константину Станюковичу, автору морских романов, который имел большое влияние в литературных кругах. Маститый писатель, прочитав несколько глав, пришел от них в восторг. Однако молодой автор считал свое произведение еще сырым, требующим основательной доводки.

Работу над рукописью Михайловский продолжил в те месяцы, пока шла прокладка участка железной дороги Уфа – Златоуст. Одновременно он начал писать автобиографическую повесть «Детство Темы», которая во многом стала его путевкой в большую литературу. Обе эти книги с небольшим перерывом вышли в свет в 1892 году и получили высокую оценку критики.

Чтобы его не упрекали в невнимании к основной работе, инженер-путеец поставил на обложках книг псевдоним – Николай Гарин, произошедший, по словам автора, от имени его сына Георгия, которого в семье звали просто Гаря. Впоследствии именно так он подписывал и другие свои произведения, а затем взял себе двойную фамилию – Гарин-Михайловский.

Продолжением «Детства Темы» стали повести «Гимназисты» (1893), «Студенты» (1895) и «Инженеры» (1907), которые в итоге объединились в автобиографическую тетралогию. Этот цикл и поныне остается наиболее известной частью творчества Гарина-Михайловского, а «Детство Темы» критики считают лучшей частью всей тетралогии.

Он писал много статей и рассказов в периодические издания и близко познакомился со многими журналистами. В их числе был и самарский репортер Алексей Пешков, который подписывал свои материалы псевдонимами Максим Горький и Иегудиил Хламида.

Вот как впоследствии Горький вспоминал о неугомонном инженере-путейце: «Когда «Самарская газета» попросила его написать рассказ о математике Либермане, он после долгих увещеваний сказал, что напишет его в вагоне, по дороге куда-то на Урал. Начало рассказа, написанное на телеграфных бланках, привез в редакцию извозчик с вокзала Самары. Ночью была получена длиннейшая телеграмма с поправками к началу, а… конец рассказа прибыл, кажется, из Екатеринбурга. Удивительно, что он вообще смог, при его непоседливости, написать свои повести…»

Объездил полмира

Кроме Самаро-Златоустовской железной дороги, в 1890-х годах Гарин-Михайловский также руководил участками по прокладке стальных магистралей в Сибири, на Дальнем Востоке и в Крыму. Он много ездил по России и миру, а в 1898-м на русском корабле совершил кругосветное путешествие.

Знакомство и общение с Горьким, который увлекался марксизмом и был лично знаком с крупнейшими деятелями РСДРП, способствовало радикализации политических взглядов Михайловского. Он скрывал в своем имении подпольщиков, хранил нелегальную литературу в частности ленинскую «Искру». В декабре 1905 года, находясь в Маньчжурии, Николай Георгиевич привез сюда для распространения партию революционно-пропагандистских изданий.

Результатом его поездок по Дальнему Востоку явились путевые очерки «По Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову» и сборник «Корейские сказки». Горький вспоминал: «Я видел черновики его книг о Маньчжурии… Это была куча разнообразных бумажек, бланки железной дороги, линованные страницы, вырванные из конторской книги, афиша концерта и даже две китайские визитные карточки; все это исписано полусловами, намеками на буквы. «Как же вы читаете это?» «Ба! – сказал он. – Очень просто, ведь это мною написано». И бойко начал читать одну из милых сказок Кореи. Но мне показалось, что читает он не по рукописи, а по памяти».

Могила Н.Г. Гарина-Михайловского на Литераторских мостках Волковского кладбища в Санкт-Петербурге

Могила Н.Г. Гарина-Михайловского на Литераторских мостках Волковского кладбища в Санкт-Петербурге

В целом же литературное творчество принесло Гарину-Михайловскому широкую известность еще при жизни. Лучшие из его произведений пережили автора. Первый раз собрание сочинений Гарина-Михайловского в восьми томах вышло еще в 1906-1910 годах.

Кипучей натуре Николая Георгиевича просто претил покой. Он исколесил не только всю Россию, но и многие страны мира. Повести и рассказы он писал в любой обстановке – в купе вагона, в каюте парохода, в номере гостиницы, в сутолоке вокзала. И даже смерть настигла его, по выражению Максима Горького, «на ходу».

Гарин-Михайловский умер от паралича сердца в Санкт-Петербурге, во время редакционного заседания журнала «Вестник жизни». После выступления ему вдруг стало плохо, он вышел в соседнюю комнату, прилег на диван – и скончался. Это случилось 27 ноября (10 декабря) 1906 года, когда Николаю Георгиевичу шел всего лишь 55-й год. Похоронили его на Литераторских мостках Волковского кладбища.

Добавить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.