Контрибуция, конфискация, грабеж … цивилизованные методы войны
 
 
Операция «Антропоид»
 
 
Открытие пеницеллина
 
 

Роллан Аббиа — от агента до резидента

Роллана Аббиа (Roland Abbiate), Франсуа Росси (Francois Rossi)

Роллана Аббиа (Roland Abbiate)
Франсуа Росси (Francois Rossi)

4 сентября 1937 года в Швейцарии был убит бывший сотрудник ИНО НКВД Натан Рейсс (Игнатий Порецкий), отказавшийся возвращаться в СССР и открыто порвавший со сталинским режимом. Следователи швейцарской, а затем французской полиции очень быстро выяснили, что убийство было совершено агентами советских спецслужб и даже установили личности большинства его участников. Одним из непосредственных исполнителей они назвали гражданина Монако Роллана Аббиа (Born Rolland Jacques Claude Abbiate) (он же Франсуа Росси, Francois Rossi), скрывшегося на территории СССР.

О дальнейшей судьбе Аббиа-Росси долгое время ничего не было известно. А после публикации в 1994 году мемуаров Павла Судоплатова, в которых он назвал Виктора (?) Правдина и Бориса Афанасьева убийцами Натана Рейсса, многие даже начали сомневаться в его существовании. Между тем для сомнений причин не было, поскольку Аббиа — личность не просто реальная, но и весьма незаурядная по меркам того непростого времени.

Разнорабочий – бухгалтер — летчик

Роллан Аббиа (Roland Abbiate) родился в 1905 году в Санкт-Петербурге в семье французского учителя музыки, имевшего гражданство Монако. В 1912 году вместе с родителями он выехал во Францию. Но, так как и в Европе, глава семьи часто едва сводил концы с концами, молодой Аббиа сразу после окончания школы начал зарабатывать на жизнь самостоятельно. Некоторое время работал по найму сельхозрабочим в английском городке Данкастер (графство Ланкастер), а в 1922 году перебрался в Монте-Карло. Специальности он не имел и постоянно менял места работы.

Первое время Аббиа служил посыльным и официантом в гостинице «Эрмитаж», в 1924 году устроился бухгалтером в гостиницу «Париж», а на следующий год перебрался в Марсель, где ему предложили место кассира в гостинице «Метрополь». Но и тут заработки были невелики. Поэтому в 1926 году Аббиа в числе многих других искателей удачи отплыл в Америку и начал новую жизнь, устроившись официантом в нью-йоркскую гостиницу «Уолдорф Астория». Однако страна равных возможностей принесла ему одни разочарования — в том же году он оказался безработным, почти два года перебивался случайными заработками и дважды арестовывался полицией за бродяжничество. Поэтому неудивительно, что в 1929 году он вернулся во Францию и устроился администратором в гостиницу «Альгамбра» в Ницце. Там в 1932 году его неожиданно навестила родная сестра Мирей, которую он не видел с момента отъезда из России.

Мирей Аббиа в отличие от брата в 1912 году не поехала во Францию. Оставшись в Санкт-Петербурге, она вскоре вышла замуж за летчика Василия Ермолова. Невзгоды революции и первых лет советской власти обошли ее стороной, более того, она имела возможность регулярно выезжать во Францию в гости к родственникам. Безусловно, долго так продолжаться не могло, и в 1931 году, когда она в очередной раз гостила у родителей, ее завербовали сотрудники ИНО ОГПУ. В дальнейшем она действовала под псевдонимом Авиаторша и работала в составе резидентуры нелегала Якова Серебрянского.

Кому принадлежала идея привлечь к сотрудничеству Роллана — Мирей или ее руководителям, — неизвестно. Но, как уже говорилось, в 1932 году она встретилась с ним в Ницце и провела вербовочную беседу. Роллан, так и не сумевший к этому времени выбраться из нужды, воспринял предложение сотрудничать с советской разведкой благожелательно и вскоре был включен в агентурную сеть резидентуры Серебрянского под псевдонимом Летчик.

Все дороги ведут в Швейцарию

Заместитель начальника иностранного отдела Сергей Михайлович Шпигельгласс

Заместитель начальника иностранного отдела Сергей Михайлович Шпигельгласс

В качестве советского агента Аббиа в 1930-е годы выполнял отдельные задания во Франции, Швейцарии, Сербии и некоторых других странах. А в 1937 году его привлекли к операции по ликвидации сотрудника ИНО НКВД Рейсса, в июне отказавшегося возвращаться в Москву и написавшего в ЦК ВКП(б) письмо, в котором он гневно обличал установившийся в СССР режим. Разумеется, такой поступок Рейсса в Москве не могли оставить безнаказанным, и в августе в Европу прибыл заместитель начальника ИНО Сергей Шпигельгласс, которому было поручено организовать ликвидацию невозвращенца. Однако первые две попытки убить Рейсса сорвались, после чего он скрылся в Швейцарии, прихватив с собой выделенные ему для оперативных нужд деньги. Тогда Шпигельгласс был вынужден подключить к поискам Рейсса агентов нелегальной резидентуры Серебрянского, в том числе и тех, кто действовал во Франции под прикрытием эмигрантской организации «Союз возвращение на Родину». Поисками Рейсса занимались Сергей Эфрон (муж Марины Цветаевой), Николай Клепинин, Вадим Кондратьев, Вера Гучкова-Трейл, Рената Штайнер и Роллан Аббиа, которому и удалось выследить беглеца в Швейцарии.

Сергей Эфрон (Sergej Jefron)

Сергей Эфрон
(Sergej Jefron)

Вера Гучкова-Трейл (Vera Traill-Gutschkowa)

Вера Гучкова-Трейл
(Vera Traill-Gutschkowa)

Рената Штайнер (Renata Steiner)

Рената Штайнер
(Renata Steiner)

Когда местонахождение Рейсса было установлено, Шпигельгласс решил заманить его в ловушку и ликвидировать. Для этого в операцию ввели Гертруду Шильдбах, немецкую еврейку и коммунистку, в 1933 году вынужденную бежать из Германии во Францию, где ее завербовал Рейсс. В декабре 1934 года, получив оперативный псевдоним Ли, она по рекомендации Рейсса была направлена в Рим в нелегальную резидентуру Аксельрода в качестве хозяйки явочной квартиры и фотографа. Но после предательства Рейсса Аксельрода срочно отозвали в Москву, а Шильдбах выехала в Швейцарию, где должна была встретиться с Рейссом.

Натан Рейсс (Игнатий Порецкий)

Натан Рейсс (Игнатий Порецкий)

Перед этим она написала ему слезное письмо, в котором сообщала, что ей срочно нужен его совет и просила приехать в Лозанну. Туда же прибыли и будущие убийцы Рейсса — Аббиа, имевший документы на имя Франсуа Росси, и болгарин Борис Афанасьев, выступавший под именем Шарль Мартиньи, о котором надо сказать несколько слов отдельно.

Приговор приведен в исполнение…

Борис Маноилович Афанасьев родился 15 июля 1902 года в болгарском городе Лом в семье писаря. После смерти отца он в 14 лет стал работать — сначала на кирпичном заводе, а потом на виноградных плантациях. В 1922 году вступил в компартию Болгарии и тогда же выехал в СССР, где поступил в Академию коммунистического воспитания и в 1923 году перевелся в РКП(б). В 1926 году Афанасьева направляют на работу в Краснопресненский райком партии, а на следующий год он переводится в Коммунистический университет им. Свердлова, заканчивает там аспирантуру и преподает историю партии. В 1932 году на Афанасьева обращают внимание кадровики ИНО ОГПУ, и в том же году он качестве нелегала выехал в Вену, а в 1936 году — в Париж, где вошел в состав резидентуры Серебрянского.

Шильдбах встретилась с Рейссом и его женой Элизабет в небольшом кафе в Лозанне 4 сентября 1937 года. Элизабет была смертельно бледна и взвинчена, что, впрочем, неудивительно, поскольку рядом за столиком сидели Аббиа и Рената Штайнер, разыгрывающие влюбленную парочку. И все же Шильдбах нашла в себе силы не до конца следовать инструкциям Шпигельгласса и не передала Элизабет коробку шоколадных конфет, отравленных стрихнином, которую позднее обнаружила швейцарская полиция. Впрочем, после того как Элизабет ушла, Шильдбах сумела заманить Рейсса на тихую дорогу, ведущую из Лозанны на Шамбланд, где его в упор расстреляли Аббиа и Афанасьев.

…об убийцах забудьте

Сразу после убийства Рейсса Аббиа вместе с Афанасьевым по распоряжению Шпигельгласса выехали в СССР и тем самым избежали неминуемого ареста. Кроме того, такая поспешность могла быть вызвана тем, что буквально через три недели, 22 сентября 1937 года, в Париже сотрудниками ИНО НКВД был похищен и вывезен в Москву глава РОВС генерал Миллер. А в подготовке этой операции активное участие принимала Мирей Аббиа. По указанию Серебрянского она арендовала квартиру рядом с квартирой Миллера, откуда вела наблюдение за председателем РОВС. Позднее она даже проникла в его кабинет, украла некоторые документы, а также установила микрофон, который позволял прослушивать разговоры генерала. После исчезновения Миллера во Франции разразился громкий скандал, и Авиаторша в числе других агентов, участвовавших в похищении председателя РОВС, срочно вернулась в СССР. О дальнейшей судьбе Мирей Аббиа ничего неизвестно, однако оставшейся во Франции ее матери была назначена пенсия от НКВД.

Что касается Роллана Аббиа, то прибыв в Москву, он принял советское гражданство и получил документы на имя Владимира Сергеевича Правдина (а не Виктора, как пишет Судоплатов). А 13 ноября 1937 года по ходатайству начальника ИНО Слуцкого и наркома НКВД Ежова указом ВЦИК «за самоотверженное выполнение специальных заданий Правительства СССР» Правдин B.C. и Афанасьев Б.М. были награждены орденами Красного Знамени. С 1938 года Правдин начинает работать в ТАСС, став в 1940 году выпускающим отдела информации для заграницы. В отличие от других участников убийства Рейсса, он и Афанасьев не были репрессированы. Более того, Правдин становится кадровым сотрудником 1-го (иностранного) управления НКГБ и под прикрытием корреспондента-редактора ТАСС выезжает в США в качестве оперработника нью-йоркской резидентуры.

Дедал, Сима и другие

В начале войны нью-йоркская резидентура НКГБ была небольшой по численности и поэтому всем ее оперативникам приходилось действовать с колоссальным напряжением. Правдин (псевдоним Сергей) работал по линии политической разведки, чему немало способствовало его журналистское прикрытие, благодаря которому он мог, не вызывая особых подозрений, встречаться как с американцами, так и эмигрировавшими в США европейцами. Одним из них был француз Пьер Ко, в период между мировыми войнами занимавший посты министра торговли и авиации в правительстве Третьей республики и являвшийся сторонником советско-французского союза, направленного против Германии. После поражения Франции Ко эмигрировал в США, где совмещал научную работу с пропагандой идеи антигерманского альянса. Он установил деловые контакты с генсеком компартии США Эрлом Браудером и попросил его сообщить в Москву о том, что «желает, чтобы руководители в Советской России были в курсе его готовности выполнить любую миссию, которую они желают ему поручить, и с этой целью он даже готов поступиться своими взглядами и воззрениями».

В Москве информацию Браудера передали начальнику внешней разведки Фитину, который поручил нью-йоркской резидентуре наладить с Ко тесный контакт. В июле 1942 года с ним встретился Правдин, после чего в Центр было направлено сообщение о том, что Ко одобрительно отнесся к предложению о сотрудничестве. В результате Ко был зачислен в агентурную сеть под псевдонимом Дедал, а связь с ним поддерживал лично резидент Василий Зарубин. Информация, поступавшая от Ко, касалась французских политических деятелей, с которыми он встречался в США, а также содержала анализ различных политических событий. В конце 1943 года Ко перебрался в Алжир, где вступил в Консультативный совет «Свободной Франции», продолжая при этом поддерживать контакты с советской разведкой.

Другим агентом, завербованным Правдиным, была Джудит Коплон, служащая отдела регистрации иностранных граждан Министерства юстиции, придерживающаяся левых взглядов. Нью-йоркская резидентура обратила на нее внимание еще летом 1944 года, однако разрешение на вербовку было получено только спустя шесть месяцев. В январе 1945 года с Коплон встретился Правдин, который после разговора с ней доложил в Центр, что она — «человек серьезный и политически хорошо развитый. Не приходится сомневаться в ее искреннем желании работать на советскую разведку». После этого Коплон была включена в агентурную сеть под псевдонимом Сима и передавала своим операторам важную информацию, в том числе секретные отчеты и доклады ФБР.

Кроме того, с июня 1944 года до своего отъезда из США Правдин был оператором члена «кембриджской пятерки» Дональда Маклина, который находился в Вашингтоне в качестве первого секретаря британского посольства. Их встречи проходили в Нью-Йорке, куда Маклин регулярно приезжал из Вашингтона навестить свою беременную жену Мелинду и тещу. Сведения, передаваемые Маклиным в тот период, касались военных планов союзников, вопросов, связанных с послевоенным устройством Западной Европы, а также хода работ по созданию американской атомной бомбы в рамках «Манхэттенского проекта».

Будучи успешным оперативником, Правдин после назначения Зарубина в апреле 1943 года главным резидентом в Вашингтоне вступил в конфликт с и.о. резидента в Нью-Йорке Степаном Апресяном. Оба направляли в Москву телеграммы, в которых обвиняли друг друга в некомпетентности. В частности, Апресян ставил в упрек Правдину то, что тот настаивал на более плотных контактах с американскими коммунистами. В конце концов, в октябре 1944 года Москва с согласия нового главного резидента Анатолия Горского назначила Правдина заместителем резидента в Нью-Йорке, а в марте 1945 года после перевода Апресяна в Сан-Франциско — сначала и.о. резидента, а затем резидентом нью-йоркской резидентуры. Однако уже в декабре Правдин был срочно отозван в Москву. Причиной отзыва послужило предательство агента резидентуры Элизабет Бентли, которая в ноябре 1945 года пришла в ФБР и рассказала о своей работе на советскую разведку.

В Москве Правдин работал в центральном аппарате внешней разведки, а в 1946 году вступил в ВКП(б). Но уже в 1948 году он вышел на пенсию по инвалидности и устроился главным редактором издательства «Иностранная литература». После смерти Сталина Правдин в мае 1953 года вновь возвращается в разведку — на этот раз в качестве сотрудника 9-го (диверсионного) отдела МВД. Однако через два месяца, сразу после ареста Берии, он был окончательно уволен из органов госбезопасности. О последних годах жизни Аббиа-Правдина практически ничего неизвестно. Умер он в 1970 году и был похоронен в Москве.

Добавить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.